Концессии в ЖКХ дан зеленый свет но горит пока желтый

Концессии в ЖКХ: дан зеленый свет, но горит пока желтый

Концессионные соглашения станут основным инструментом преобразования нашего ЖКХ. Но только в том случае, если бизнес и государство найдут общий язык
Для дальнейшего чтения материалов, пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите.

Мы уже сообщали, что недавно в Рязани прошло  Всероссийское совещание, посвященное практической реализации законодательства РФ о концессионных соглашениях в жилищно-коммунальном хозяйстве. Дискуссия, на которой присутствовал наш корреспондент, проходила жарко и выявила много нерешенных вопросов в этой сфере. Но одновременно показала и то, что концессионные соглашения на ближайшие годы станут одной из ведущих форм хозяйственной деятельности в ЖКХ.  

 

Концессиям быть!

— Оставлять в России систему ЖКХ в том виде, в каком она существует сейчас, это значит усугублять процесс деградации ЖКХ как отрасли, — подчеркнул, открывая заседание, вице-премьер Правительства РФ Дмитрий Козак и добавил: — Главная задача регионов — поиск инвесторов в эту отрасль без дискредитации идеи о концессионных соглашениях. Можно бесконечно искать миллиарды государственных рублей, которых сегодня нет. Но без помощи инвесторов это тяжелое хозяйство стране не поднять. 

— Государство не просто выбрало направление на массовое заключение концессионных соглашений, но и многое сделало для этого, — отметил основной докладчик — министр строительства и ЖКХ РФ Михаил Мень . — Примодернизации ЖКХ делается ставка на привлечение частных инвестиций.

По его словам, сформировано комфортное для инвесторов законодательство: долгосрочное тарифное регулирование (когда тарифная формула предусматривается на весь срок соглашения), невозможность пересмотра тарифа без компенсации разницы за счет бюджета, четкие правила определения показателей надежности и качества услуг. Проведена серьезная и экономическая и финансовая подготовка. Согласно оценке, полученной из регионов, неэффективными оказались 28% МУПов или 982 предприятия, и все они должны быть отданы в концессию, считает министр. Подготовлена типовая финансовая модель проекта государственно-частного партнерства в сфере ЖКХ. Сформирован рейтинг инвестиционной привлекательности субъектов Федерации. Ключевые параметры такой оценки — соблюдение и исполнение основных норм законодательства, качество и реализация дорожных карт.

Чтобы запустить все механизмы, необходимо, чтобы были зарегистрированы права на имущество и утверждены все схемы теплоснабжения и водоснабжения. Без этого невозможно подготовить инвестпрограмму, утвердить долгосрочные тарифы и провести концессионные конкурсы. С 2016 года долгосрочные тарифы обязательны, напомнил глава Минстроя, а инвестпрограмма должна быть утверждена не позднее сентября нынешнего года. Если регионы эту работу не завершат, то структурная реформа по привлечению инвестиций в ЖКХ будет провалена, подчеркнул Михаил Мень.

По словам министра, власть понимает сложности, связанные с текущей экономической ситуацией, поэтому будет оказывать поддержку проектов ГЧП в ЖКХ в виде субсидирования процентов по кредитам, финансирования части проектов в малых городах, а также предоставление льготных кредитов в рамках программы кредитования стратегических отрасли экономики.

  

 

Тонкий вопрос

В ходе обмена мнениями генеральный директор журнала «Строительство.RU» Александр Гусев поднял вопрос о том, стоит ли бизнесу дожидаться долгожданного закона о ГЧП или уже действовать на местах «на уровне губернатора». Это самый тонкий вопрос, ответила зампред Комитета Госдумы по жилищной политике и ЖКХ Госдумы РФ, президент НАМИКС Елена Николаева . И пояснила следующее. Когда мы говорим о концессиях, в основном имеется в виду передача в оперативное управление без передачи прав собственности неэффективных муниципальных и иных предприятий, то есть ГУПов и МУПов. При этом концессия — одна их форм государственно-частного партнерства, напомнила депутат и привела в пример одного из присутствовавших на совещании инвесторов. По модели долгосрочного тарифа и на базе собственных инвестиций он построил новые в небольших сельских поселениях Владимирской области котельные, работающие исключительно на местном топливе, то есть на торфе. В результате удалось вообще отказаться от мазутных котельных, сохранив соответствующие тарифы и вернув инвестиции за 3,5 года.

— Это не концессия, а другая форма инвестиций, с долгосрочным тарифом, — подчеркнула Елена Леонидовна, добавив: — Считаю, что на рынке должны присутствовать все формы, особенно когда создаются новые объекты недвижимости. По старым объектам недвижимости мы договорились: это концессия. А вот по новым объектам — нужно, все-таки, дорабатывать законодательство, поэтому мы ждем закона о ГЧП.

К слову, о тарифах. Пока сохраняется ряд препятствий, которые мешают раскрутить в полную меру концессионный механизм. Реальным тормозом на пути перехода на долгосрочное регулирование были федеральные ограничения средних темпов роста тарифов по субъектам Федерации. 2015-й год был последним в этой части, отметил руководитель Федеральной службы по тарифам Сергей Новиков , но появилась ограничения по росту платежей граждан и на 2016-й год. То есть действуют предельные индексы роста тарифов организаций коммунального комплекса.  

 

Баланс интересов

За действиями государственной машины далеко не всегда проглядывает реальная польза для людей. По мнению замминистра строительства и ЖКХ Андрея Чибиса , в данном случае она налицо, так как все мы потребляем услуги ЖКХ. В конечном итоге от реализации программы концессионных соглашений граждане получат модернизированную в короткий срок инфраструктуру, которая не будет постоянно выходить из строя. Сегодня же в российских городах ежедневно происходит несколько коммунальных аварий.

Но здесь важно и то, что инфраструктура остается в публичной собственности. Это значит, что не может быть ситуации, когда тот или иной бизнесмен скажет: «Все, я больше не хочу управлять, но это моя собственность — я закрываю котельную или водоканал». В концессии это невозможно, поскольку собственник системы ЖКХ — муниципалитет, а частному оператору дается лишь право управлять ею. И если он управляет неэффективно, то лишается такой возможности. Подобный баланс интересов свидетельствует о том, что исторически форма концессии — самая эффективная, самая надежная для модернизации экономики, в том числе в ЖКХ. Иными словами, концессия выгодна с экономической точки зрения.

Инвесторов в ЖКХ можно привлечь и другими способами, например, акционировав предприятие или передав его в аренду на определенных условиях. Но в этом случае все вновь создаваемое имущество становится неотделяемым и переходит из муниципальной собственности к иному владельцу. Концессия же на сегодняшний день — наиболее прогрессивная форма управления объектами жизнеобеспечения, позволяющая сохранить их в государственной или муниципальной собственности и в то же время модернизировать, снизить потери, повысить энергоэффективность.

Минусы в том, что отсутствует концессионная практика. Самое главное здесь — добиться, чтобы концессионер вложил значительные средства в модернизацию своих систем. Поэтому важно детально прописать в соглашении конкретные меры, которые рассчитаны на весь  срок концессии, подчеркнул губернатор Рязанской области Олег Ковалев .

При достижении соглашения часто возникает ряд проблем.

Первая — концессионное законодательство предполагает, что имущество передается в концессию чистым, освобожденным от всех долгов. Но сегодня все МУПы,обременены задолженностями. За счет чего их гасить? Эту правовую коллизию надо каким-то образом прописать в законодательстве, чтобы концедент и потенциальный концессионер могли договориться о переводе на первом этапе части долгов в концессионную плату.

Вторая проблема — для реализации концессионного соглашения необходимо предусмотреть возможность получения кредитных ресурсов под достаточно приемлемый процент.

Третья — тарифная политика при длительной концессии не может быть жестко просчитана. Необходимо какое-то правило установления тарифов, которое учитывает инфляционные процессы, вложения в модернизацию, в обновление оборудования и технологий.

Наконец, четвертая проблема заключается в том, что такие инженерные системы малых городов, как водоканалы, сегодня ни один концессионер не хочет брать в концессию. Поэтому на совещании прозвучало предложение предусмотреть законодательную возможность объединять водоконалы на региональном уровне в одну большую структуру и передавать в концессию либо одним, либо двумя крупными пулами.  

 

 У бизнеса свой взгляд

В ходе дискуссии выявилось, что государство и бизнес часто по-разному смотрят на одни и те же вопросы. И концессионные соглашения —не исключение, но в данном случае есть обнадеживающий момент: и те и другие согласны с тем, что именно концессии — магистральный путь развития сферы ЖКХ. Проблема в том, чтобы совместить интересы государства и бизнеса, чтобы были довольны обе стороны.

По мнению Александра Ястриба , первого заместителя председателя правления ОАО «Банк Москвы», нельзя на 100% финансировать сферу ЖКХ за счет банковских кредитов. Либо те инвесторы, которые будут участвовать в концессии, должны располагать каким-то изначальным капиталом, либо необходимо разработать инструментарий государственной поддержки. Возможно, в виде фонда ЖКХ, который сейчас разрабатывает ряд мероприятий, связанных как раз с участием в финансировании проектов, направленных на модернизацию данной сферы.

Мало хороших концессионеров, действительно способных реализовать качественный проект, когда банк предоставляет кредитные ресурсы, с сожалением констатировал Алексей Чичканов , начальник Центра государственно-частного партнерства ОАО «Газпромбанк».

— Если у нас есть программа поддержки проектного финансирования (постановление Правительства РФ № 1044), то почему бы не воспользоваться таким механизмом, как фонд ЖКХ, который мог бы по аналогии с Центробанком давать на важные для государства концессионные проекты относительно дешевые деньги, — предложил представитель «Газпромбанка».

По мнению члена Наблюдательного совета Консорциума «Альфа-Групп» Германа Хана , концепцию, которая, казалось бы, всем должна быть понятна, на уровне регионов пока глубоко не уяснили, не прочувствовали, из-за чего вся идеология концессионных конкурсов априори нарушается. Поэтому помимо выпуска документов Минстрою целесообразноорганизоватьсерию семинаров в провинции для тех, кто собирается этим законодательством пользоваться, считает Хан.

Еще одна важная тема — эффективность и прозрачность проведения конкурсов. В практической жизни бизнес сталкиваемся с целым рядом манипуляций, когда конкурсы готовятся конкретно под одного из участников. Необходимо дорабатывать базовое законодательство в части допуска организаций к участию в конкурсе, устанавливать определенного рода сито.

Целесообразно защитить концедента от недобросовестных концессионеров. Должен работать элемент гарантии со стороны концессионера за те инвестиционные обязательства, которые он на себя принимает. При этом должен быть определен принцип по тем банкам, гарантии которых могут выдаваться.

На совещании говорилось, что существуют критерии определения эффективных и неэффективных МУПов и ГУПов. И предприятия в населенных пунктов численностью 10 тыс. человек для крупных компаний неинтересны, да и в больших городах положение далеко от благополучия. А если ужесточить критерии по определению эффективности, то неэффективными будут более 90% всех МУПов и ГУПов.

Бизнес заинтересован в том, чтобы зарабатывать небольшие, но легальные деньги и строить частного, крупного российского оператора, стоимость которого можно капитализировать через 15—20 лет. Поэтому  нужна легальная возможность извлечения прибыли из понятных источников, которые можно проверять, в том числе международными аудиторами.  

 

Отрасль стала привлекательной

Одним из серьезных препятствий в организации проведения конкурсов является вопрос, связанный с регистрацией имущества.Когда значительная его часть не зарегистрирована, а денег на ее регистрацию в бюджете не заложено, получается полный тупик. То же самое касается долгов предприятий. Зачастую одним из основных триггеров в проведении конкурса является возможность погашения этих долгов за счет средств концессионера. При этом возможности легального погашения этого долга, не существует.

Подвел итоги обсуждения Андрей Чибис. Отвечая на вопрос журнала «Строительство.RU», какой вывод он сделал от встречи с бизнесом, заместитель министра в частности сказал:

— Бизнес делает конкретные проекты. Он требует некоторых донастроек, особенно в части платежной дисциплины. Мы с этим согласны и оперативно эту задачу выполним.

— Принято считать, — продолжил Андрей Владимирович, — что банки не собираются давать деньги на ЖКХ. Но это не так: они нас уверяют, что готовы вкладывать в модернизацию ЖКХ, поскольку эта сфера становится другой. А все потому, что мы радикально изменили законодательство и превратили жилищно-коммунальное хозяйство в инвестиционно привлекательную отрасль, — резюмировал главный жилинспектор страны.

Позже выступая на пленарном заседании «ЖКХ России — курс на модернизацию» в рамках «Форума ЖКХ 2015» в СЗФО, который проходил 28—29 апреля в Калининграде, Андрей Чибис заявил, что передача неэффективных унитарных предприятий в концессию — первый шаг на пути масштабной и интенсивной модернизации сферы ЖКХ. При этом, как сообщает пресс-служба ведомства, Чибис поделился важной новостью: по его словам, Правительство поручило представителям Минстроя РФ присутствовать при вскрытии конвертов с заявками на концессионные конкурсы в городах с населением свыше 250 тысяч человек.

Владимир ГУРВИЧ  

 

Экспертное мнение

Валерий Фадеев, член Центрального штаба Общероссийского народного фронта, руководитель Рабочей группы ОНФ «Качество повседневной жизни», главный редактор журнала «Эксперт»:

— Перед поездкой в Рязань мы с коллегами обменивались мнениями, и звучала точка зрения, что многие из руководителей регионов будут против концессии в ЖКХ. Оказалось наоборот: руководители регионов все за, а вот бизнес — почему-то против. Я к этому чуть позднее вернусь.

Конечно, тема эта сложнейшая. Например, во Франции одна компания с 1864 года управляла инженерными активами города Ницца, а в 1993 году отказалась. Почему? Начали бороться с коррупцией. То есть 130 лет не было коррупции, а потом она возникла, стали законодательство пересматривать и т. д. То есть этот процесс растягивается на столетия. И сейчас, когда мы стоим в самом начале пути, кто-то начинает сомневаться и предлагает: давайте перепишем, давайте изменим. Нет, давайте смело начнем, а перепишем — лет через 130.

По поводу тарифа лично у меня впечатление двоякое. Вот руководитель ФСТ говорит, что рост тарифа очень медленный: 8,3% в 2015 году, и это существенно ниже инфляции. Понятно, что марокканские мандарины и итальянские туфли сильно выросли в цене из-за того, что курс рубля упал, а курс других валют — наоборот, вырос. Но позвольте спросить, Сергей Геннадьевич: а с бензином что произошло? А с газом, с мазутом? Считаю, что рассматривать потребительскую инфляцию в качестве...






ЖКХАрхитектураБизнесВластьИнтерьерНедвижимостьНовостиРазноеСтройматериалыТехнологии

Концессии в ЖКХ: дан зеленый свет, но горит пока желтый | Оценочная деятельность разбалансирована государством

Концессии в ЖКХ: дан зеленый свет, но горит пока желтый | Подводные камни удешевления строительства: к чему приведет тотальная оптимизация затрат

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *