Николай Кошман Из рекордных 83 млн кв м жилья нарисовали не меньше четверти

Николай Кошман: Из рекордных 83 млн кв. м жилья «нарисовали» не меньше четверти

Президент Ассоциации строителей России Николай Кошман — человек прямой и откровенный. Не верите? Читайте его эксклюзивное интервью нашему журналу
Для дальнейшего чтения материалов, пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите.

На вопросы журнала отвечает президент Ассоциации строителей России Николай КОШМАН

— Николай Павлович, Вы один из самых заслуженных и известных в отрасли людей. Возводили БАМ, участвовали в ликвидации последствий чернобыльской аварии, развивали транспортные артерии Байконура. Были заместителем командующего железнодорожными войсками страны, первым замминистра путей сообщения. Возглавляли Спецстрой, Госстрой, правительство Чечни. Занимали высокую должность заместителя Председателя Правительства РФ. Сегодня Вы возглавляете авторитетную организацию — Ассоциацию строителей России, которая в июле отмечает 10-летний юбилей. И нашим читателям будет очень интересно услышать Вашу оценку нынешней ситуации на российском рынке строительства и производства стройматериалов. Каковы здесь основные, самые заметные тенденции?

— Я более 40 лет отдал строительству и, естественно, внимательно слежу за положением дел в отрасли. И знаете, очень переживаю из-за того, что сегодня строительство несколько приостановилось.

 

— Простите, что перебиваю. Но в прошлом году в России сданы рекордные даже по советским меркам 83 млн кв. м жилья. А в этом году, несмотря на кризис, по прогнозам некоторых аналитиков, будет еще больше — 88—90 млн. кв. м…

— Да, я слышал и читал выступления целого ряда товарищей, которые называют сумасшедшие цифры — 80 с лишним миллионов «квадратов» жилья, притом что еще три года назад у нас было на 20 млн меньше. Но я скажу однозначно: чтобы добиться такого прироста, надо совершить настоящую революцию, прежде всего в промышленности строительных материалов. Но я ее как-то не заметил — может, мимо меня прошла? (смеется)

 

— Значит, Вы не верите в эти цифры?

— Нет, не верю. Давайте возьмем Московскую область — лидера в жилищном строительстве среди всех субъектов Российской Федерации. Считается, что в Подмосковье в прошлом году сдано 9 с лишним млн кв. м жилья. Если бы это соответствовало действительности, я бы на месте областного руководства представил министра строительства к высокой правительственной награде.

 

— Сейчас Марине Евгеньевне Оглоблиной, прямо скажем, не до орденов: еще не забыт коррупционный скандал, в котором был замешан ее сын, девелопер Михаил Оглоблин, из-за чего она в мае даже вынуждена была написать заявление об увольнении по собственному желанию…

— Понимаете, чудес на стройке не бывает. Чтобы строить, нам надо иметь хорошую проектную базу, мощную промышленность строительных материалов, специалистов, новые технологии и все остальное. К великому сожалению, мы пока не можем похвастать наличием всего этого.

Возвращаясь к Подмосковью. Мы обратились к руководству области c просьбой разъяснить эти рекордные цифры. И нам пришел ответ, на который мы, собственно, и рассчитывали. Это ровно то, о чем еще восемь или девять лет назад говорил бывший губернатор Перми Олег Чиркунов . На совещании, которое проводил полномочный представитель Президента в УФО Александр Коновалов , Чиркунов сказал тогда буквально следующее: «Мы решим вопрос объемов очень быстро. У нас есть незарегистрированное жилье в селе, дачные и загородные дома. Если все это «подмести», получается достаточно интересная цифра».

 

— Надеюсь, его шикарная вилла на юге Франции, куда г-н Чиркунов отбыл на постоянное жительство, тоже зарегистрирована по правилам…

— Недаром говорят, что дурной пример заразителен. Нам пришел ответ от руководства стройкомплекса Московской области. Из него следует, что примерно половину из рекордных 9 млн кв. м составляет жилье, которое на территории области строят москвичи. Они его регистрируют и за него отчитываются. То есть все эти метры — плод деятельности и усилий главным образом столичных физических лиц, которые платят из своего кармана за получение в области участка земли, энергию, воду и все остальное, включая саму стройку. Государство здесь вообще не причем.

Я бы не возражал, если бы в отчете о «рекорде» было четкое уточнение. Мол, это то, что построили мы, а это — то, что построено на территории Московской области, но к чему наш региональный строительный комплекс никакого отношения не имеет. Так ведь нет же этого…

 

— А сколько, по Вашим оценкам, в стране реально построено из рекордных 83 млн?

— Думаю, около 60 млн, и даже эта цифра требует подтверждения.

 

— Кстати, об этом свидетельствуют и данные аналитиков. Недавно Институт развития строительной отрасли представил общественности интересное исследование. С учетом данных Росстата по первому кварталу (9 035 100 кв. м), ожидается, что застройщики в этом году введут 50 512 583 кв. м жилья. А если исходить из того, что соотношение объема ввода жилья застройщиками и населением в 2015 году сохранится на уровне прошлого года (57,3% / 42,7%), то планируемый итоговый объем ввода жилья должен составить 88 124 853 кв. м, что превысит показатель 2014 года на 5,35%. То есть получается, порядка 43% объемов жилья в этом году будет введено силами населения: за счет как раз малоэтажки, дач, коттеджей и пр.

— А «наверху» считают все скопом, да еще и в заслугу себе ставят то, что вы дачу под Москвой построили. Получается лукавая арифметика. Но я-то хорошо знаю, что это такое — реально за год поднять объемы на 7 млн кв. м. Мне не надо сказки рассказывать. Для этого работать надо. Очень и очень серьезно трудиться. А у нас и с этим, как я погляжу, сейчас проблемы.

Вот недавно встречался я с Ресиным . Сидели, разговаривали. Рассказал ему, что еду в пятницу по Москве и наблюдаю из окна, что везде на стройках, куда ни посмотри, башенные краны застыли, не работают. Почему никто не строит, спрашиваю, ведь самый сезон. А если московские стройки встали, то в регионах и подавно все стоит. А он в ответ: «Чего ты спрашиваешь? Понятно же все…».

Вы спросили меня об основных тенденциях. Вот такая у нас сейчас тенденция наблюдается — буквально из окна видна. А вы говорите «рекорд»…

 

— Что в этой ситуации нужно делать?

— Мне кажется, нам следует просто научиться выполнять то, что было намечено. Вот приняли мы восемь лет назад программу, Президент ее подписал. Там черным по белому написано, что к 2010 году мы должны построить 80 млн кв. м, к 2014-му — 140 млн. Однако наступил кризис — и все об этом, как по команде, забыли. Но если мы будем только искать причины, почему не выполнили намеченное, то мы так ничего и не добьемся!

Когда я в свое время пришел в Госстрой, мы были, по сути, оторваны от страны. На местах у нас никого не было, только региональные министры сидели. Отдельные из них добросовестно докладывали обстановку, но большинство — врали безбожно, сообщали только то, что им было выгодно. Получить объективную картину было сложно.

Тогда по согласованию с Председателем Правительства в 2003 году мы развернули семь территориальных управлений. Это были группы наших специалистов численностью в 20—35 человек. Мы сделали еще одну серьезную вещь: распоряжением Председателя Правительства был назначен Главный жилищный инспектор Николай Васютин . У него были громадные полномочия.

И вот эти вещи сразу заработали и начали давать результат…

 

— Сейчас у нас заместитель министра строительства Андрей Чибис — главный жилинспектор страны, и тоже с полномочиями…

— Я считаю, это слишком разные позиции. Нельзя быть заместителем министра строительства и главным жилищным инспектором. У замминистра — свои обязанности, а у главного жилищного инспектора — свои.

 

— Но он же по ЖКХ заместитель: министерство-то — строительства и ЖКХ.

— Главный жилищный инспектор должен проверять состояние подвалов, кровель, качество всего этого хозяйства. А он чем занимается?

 

— Лицензированием УК, например. Там сейчас серьезный передел рынка идет…

— Вот и я об этом. А мы в свое время с помощью тех шагов за три месяца картину по стране прояснили. Нам перестали врать. На селекторных совещаниях, которые мы проводили с регионами, первым давали слово местному министру строительства, затем руководителю ЖКХ, а потом уже выступали наши представители на местах. А при них попробуй соври…

 

— Этакие опричники на местах, смотрящие из Москвы…

— Можно и так сказать. Казалось бы, всего каких-то 150—200 чиновников — а картина по России вырисовывалась совсем другая! И их деятельность подстегнула отраслевые структуры на местах. Да, пришлось кое-кому головы открутить — на Камчатке, например, и в ряде других регионов. Как без этого? Так почему и сейчас так же не сделать?

А вот вам еще тенденция и тоже из последних. Мы отдали промышленность строительных материалов в разные ассоциации и в Минпромторг. Ну скажите мне, как руководитель строительного комплекса страны может отдавать кому-то то, что значится третьим пунктом в самом Положении о Министерстве строительства? Как это вообще возможно?

 

— Да и отдали-то кому? Минпрому — ведомству, которое, прости Господи, за что ни берется, все заваливает. Авиапром завалило, фармацевтическую индустрию — тоже. Рушатся и погибают целые отрасли. Машиностроение, включая строительное, в таком загоне, что и сказать стыдно…

— Зачем это делать? Ведь это промышленность стройматериалов — неотделимая от строительства составная часть! Я не могу это ни понять, ни принять. Следующий вопрос — ценовая политика: нормативная база и ценообразование. Вы посмотрите, что наделал этот Ермолаев (Евгений Ермолаев — бывший директор Федерального центра ценообразования в строительстве — А.Ч .). Его убрали — говорят, арестовали и пр. И кого назначили исполняющим обязанности главы ФЦЦС? Какого-то парня-физкультурника. Ну, разве можно так делать? Разве так мы наведем порядок и прекратим все те безобразия, которые творились на строительстве объектов Олимпиады, саммита АТЭС и т.д.? Да нет, конечно.

Ведь что получаются? Хватают строителей, а виноваты те, кто такие нормативные справочники составлял и продавал всем подряд. Понимаете, я строитель. То, что мне дали, я процентую и выполняю. Хотя если у меня есть хороший сметчик, он мне всегда подскажет: «Николай Павлович, мы тут слишком много «жира» берем». Ну, деваться некуда…

Чтобы сегодня шагнуть вперед, мы должны иметь очень серьезную программу на три года, если вязаться под бюджет. В ней будут расписаны конкретные объемы (что мы должны сделать по каждому региону), вопросы развития промышленности стройматериалов. Отдали — надо возвращать назад. Не возвращают? Все равно Минстрой должен контролировать эту сферу.

 

— Но частично он куратором остался…

— Это все уже не то… Вопросы ценообразования и сметного нормирования, расходование бюджетных денег — этим на сто процентов должен заниматься Минстрой. В нашей ассоциации есть департамент ценообразования и сметного нормирования, который возглавляет Павел Горячкин . Он специалист высокого уровня, профессионал до мозга костей. Несколько раз мы предлагали министру: «Возьми! Вот готовый человек».

 

— Я знаком с Павлом Владимировичем. Он глава Союза инженеров-сметчиков, в Питере живет. Именно Горячкин рассказал нам о коррупционных схемах и других художествах Ермолаева. То интервью вызвало большой читательский интерес. Знающий, грамотный человек.

— Вот и я об этом. Говорю министру: «Вот готовый человек. Возьми и ставь сюда, на это направление! Он поможет всем. И ему государство скажет спасибо». Я помню, перед Олимпийскими играми зампред Правительства Александр Дмитриевич Жуков пользовался их справочными данными.

 

— Николай Павлович, Вы много ездите по миру и видите, как все это организовано за рубежом. Бывает за державу обидно?

— Не без этого. Например, китайцы обогнали нас очень серьезно. Надо прямо признать: то, что они делают — это просто фантастика какая-то. И чего нам выдумывать?

Вот мы сегодня спорим, как строить Керченский мост. А я недавно вернулся из Азии. И лично видел, как китайцы строят 60-километровый мост между Макао и Гонконгом. Повторяю: 60 километров по одной только воде!

Мы видели, как организуется подготовительный период. Построен завод по производству звеньев тоннеля. Везде работают роботы-автоматы, оборудование — японское, немецкое, австрийское. При этом в КНР продолжает действовать постановление ЦК КПК о том, что 10% труда должно быть ручным: столько людей чем-то надо занимать, а иначе вообще все бы давно уж делали машины. На стройке работает свыше 10 тысяч человек. В настоящее время мост полностью готов на 75%, а 6-километровый тоннель — на 50%.

Я разговаривал с начальником строительства. Он говорит: «Сложный тоннель, поскольку очень сильное течение, к тому же оно полностью меняет направление». Но люди работают. Три месяца в три смены, затем снова трехмесячный труд, и вновь неделя перерыва…

Вы знаете, я мосты тоже строил, правда, небольшие, поскольку по специальности я не мостовик. Главное при строительстве моста — вырваться с воды. Зацепиться поскорее за дно, забетонировать все основания опор, а дальше — пошел по опорам…

Вот я стоял там и не мог наглядеться. Смотришь вдаль: опоры, опоры, опоры — до самого горизонта. Понимаете, стоят опоры уже! Только надвигай пролеты или монтируй — вперед, вперед и вперед. Не надо выдумывать лучшие технологии, машинные механизмы, каждый раз изобретать велосипед. Надо просто изучать мир и покупать лучшее.

 

— Китайцы, кстати, так в свое время и поступили. Ничего не выдумывали сами — просто брали и адаптировали.

...






ВластьАрхитектураБизнесЖКХИнтерьерНедвижимостьНовостиРазноеСтройматериалыТехнологии

Николай Кошман: Из рекордных 83 млн кв. м жилья «нарисовали» не меньше четверти | Стройка есть, а разрешения на нее нет — недочет или преступление?

Николай Кошман: Из рекордных 83 млн кв. м жилья «нарисовали» не меньше четверти | Рынок фурнитуры: эксперты осторожно говорят об оживлении

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *