Тяжкие уроки строек века

Тяжкие уроки «строек века»

Крупнейшие строительные компании надрываются и банкротятся после строительства «мега-проектов»
Для дальнейшего чтения материалов, пожалуйста, зарегистрируйтесь или войдите.

В середине марта крупнейший олимпийский подрядчик —ООО «Корпорация ИНЖТРАНССТРОЙ» — объявил о ликвидации. Компания, имевшая в последние годы многомиллиардные заказы и строившая ключевые объекты под Петербургом, на Дальнем Востоке и в Подмосковье, не справилась с проблемами, навалившимися на нее после олимпийского строительства.

Тяжкие уроки «строек века» 

Генеральный директор компании Ефим Басин на специально созванной пресс-конференции подробно объяснил, почему так случилось. И чем дальше шел разговор, тем яснее становилось, что все эти беды и проблемы — не частный случай одной компании, а система, крайними в которой всегда оказываются строители. Поэтому, на примере ИНЖТРАНССТРОя, попытаемся понять и оценить, в каких условиях работает российский стройкомплекс.

Рассказывает Ефим Басин:

— Мы приняли активное участие в строительстве объектов Олимпиады, где выиграли тендеры на 14 объектов на сумму более 60 млрд рублей. И с гордостью должен заявить, что все объекты были введены в эксплуатацию в сроки, необходимые для проведения и тестовых соревнований, и соревнований самой Олимпиады. Но выполняя госзаказ, мы оказались в тяжелейшей ситуации, которая затормозила наше движение вперед.

Во-первых, приходилось заключать контракты с заказчиком, будь это «Олимпстрой» или администрация Краснодарского края, не имея документации и не представляя четкой стоимости объекта. Приходилось идти на компромиссы и рассчитывать на порядочность и взаимную ответственность заказчиков. Однако за годы подготовки к Олимпиаде в «Олимпстрое» сменилось 4 президента и 40 вице-президентов — приходили новые люди и начинали все сначала, забывая о том, что было сделано. В результате многие договоры и допсоглашения с уточнением расценок отвергались, причем все это делалось в сторону снижения цены и зачастую после выполнения работ.

Тяжкие уроки «строек века»

Второй фактор, тоже очень серьезный, связан с несвоевременным предоставлением проектной документации, которая у нас всегда отстает и рождается в процессе строительства. Государственная экспертиза проектов тоже всегда отстает и проводится уже чуть ли не к моменту сдачи объекта в эксплуатацию. Все это вносит элементы неопределенности, которая влияет на работу подрядчиков.

Еще один фактор — это огромные затраты на освобождение будущих строительных площадок от лесов, застройки, старых сетей и так далее. На Западе при заключении контракта площадки освобождены, документация выдана и можно четко определить стоимость того или иного объекта.

Ну, и конечно, по строителям очень сильно ударили последствия нашей рыночной экономики —многие карьеры инертных материалов оказались в руках локальных монополистов, которые могли диктовать цены на свою продукцию в условия повышения спроса. Например, цемент и бетон за годы строительства олимпийских объектов вырос в цене в 2 раза, плата за проживание и питание рабочих также выросли в 2-3 раза. К сожалению, все эти затраты не были полностью компенсированы со стороны заказчика, так как не были полностью учтены в договорах.

Тяжкие уроки «строек века»

Несмотря на это, а также на срывы финансирования многих объектов — а заказчик часто не имел необходимых средств для того, чтобы полностью расплачиваться с нами — мы делали все, чтобы обеспечить своевременный ввод объектов в эксплуатацию. Я считал это своим долгом, хотя, как предприниматель я должен был бы в условиях, когда цена строительства не соответствовала себестоимости, не были освобождены площадки и срывалось финансирование, просто требовать разрыва контракта. Но мы брали кредиты и строили объекты.

Я горжусь тем, что нам удалось ввести в эксплуатацию такие важнейшие объекты Олимпиады как главный медиа-центр, в котором успешно работали более 15 тысяч журналистов и который получил высокую оценку со стороны президента МОК, заметившего, что это лучший медиацентр за всю историю Олимпиад. Мы ввели два морских порта. Один из них — новый круизный порт в Сочи, в котором пришвартовывались 4 многопалубных лайнера–отеля. Мы построили 11-километровую автомобильную дорогу в горный кластер с 12 мостами и 2 тоннелями. Эта дорога была построена в 2010 году и обеспечила создание всей инфраструктуры горного кластера. Без этой дороги, а в ее строительство мало кто верил в таких условиях, горного кластера бы просто не было. Мы построили ливневую канализацию в Сочи в труднейших условиях болот Имеретинской низменности — 34 км труб диаметром 2,6 м с четырьмя крупными очистными сооружениями. И так далее. Все эти объекты нормально работают.

Однако буквально недавно нам были выставлены иски со стороны некоторых заказчиков в частности, от Росморпорта, в общей сумме более 4 млрд рублей за якобы срыв сроков строительства объектов. Это объекты были введены в 2010 – 2011 годах, в том числе грузовой порт Мзымта — без него невозможно было бы доставить материалы на объекты Олимпиады. Все это прекрасно работает, а теперь нам предъявляют претензии о срыве сроков! При этом тот же Росморпорт признавал нашу компанию победителем в новых тендерах и заключил с нами контракты на 9 млрд рублей!

Тяжкие уроки «строек века»

Все эти факторы — невозможность расплатиться с субподрядчиками, угроза исков, если они будут удовлетворены, наконец, само наличие этих исков не дают корпорации возможность получить необходимые кредиты у банков, а значит, и участвовать в новых тендерах. Все это вынудило нас объявить о ликвидации. Это, конечно, удар по всему коллективу, по моему имиджу лично и, я думаю, по интересам государства. Оно потеряет ведущего подрядчика, который государство никогда не подводил и вводил вовремя объекты федерального значения.

— На сайте Вашей компании сообщалось, что Госэкспертиза подтвердила недооценку некоторых проектов. Каких именно и о каких суммах идет речь?

— Например, трасса двоеборья: когда мы начинали ее строить, она называлась заказчиком как временная трасса двоеборья. Стоимость была приведена весьма условно, потому что проекта и документации еще не было, однако был подписан контракт с твердой ценой на 868 миллионов рублей. Мы эту работу выполнили, но в процессе строительства у заказчика появилась необходимость сделать не временную, а постоянную трассу, да еще и круглогодичного использования с твердым асфальтовым покрытием.

Эта трасса примыкает к трамплинам, которые строились ОАО «Красная поляна». Предполагалось, что прыгуны приземляются на крышу гостиницы, которую тоже надо было построить, а уже с крыши гостиницы выходят на трассу. Строительство гостиницы было сорвано и нас попросили построить специальную эстакаду, чтобы обеспечить переход от трамплинов к двоеборью. Все это повлекло за собой большое удорожание проекта. Наконец, склоны, на которых строились трамплины, начали давать просадки и оползни, и нас попросили выполнить дополнительно подпорные стенки. Мы закрепили склоны горы и сейчас трамплинам ничего не угрожает.

Тяжкие уроки «строек века»

В результате, после прохождения экспертизы, объект стал стоить 1, 38 млрд рублей. А заказчик — «Олимпстрой» — настаивает на том, что у проекта была определена твердая цена, и платить разницу в 450 млн рублей не собирается. Боюсь, что придется подавать в суд, тем более, что Гражданский кодекс предусматривает, что если есть существенные изменения в структуре объекта — определяется новая цена. Очевидно, что этот объект попадает под понятие «существенного изменения».

Второй такой же объект — это инженерная защита. Когда подписывался контракт, была определена условная цена 8,3 млрд рублей. На момент строительства все изменилось: глубины, условия. При этом экспертиза проекта заказчиком была пройдена только в декабре 2013 года, когда объект был введен в эксплуатацию! Экспертиза утвердила цену 9, 249 млрд рублей. Сейчас мы будем вести переговоры с заказчиком и доказывать нашу правоту.

Вот «благодаря» таким ситуациям заказчик должен нам в общей сложности около 3 млрд рублей.

Тяжкие уроки «строек века»

— Кто же еще из олимпийских подрядчиков в таком же положении?

— Я знаю несколько таких компаний. Некоторые уже объявили о банкротстве, такие как Горно-строительная компания (ГСК) — она строила тоннели. В тяжелом положении Тоннельный отряд-44, там уже даже руководителя арестовали. Есть проблемы у омского «Мостовика», там тоже задержки у заказчика с расчетами. ИНГЕОКОМ также в тяжелом положении, но каждый выкарабкивается, как может.

— Судя по всему, в такой ситуации может оказаться любая другая организация. Что необходимо сделать государственным органам и строительному сообществу, чтобы этого больше не происходило?

— Конечно, надо сделать вывод, что к таким стройкам нужно готовиться более тщательно, нужно заблаговременно обеспечивать их проектной документацией, готовить подъездные пути и своевременно проводить государственную экспертизу.

Кроме того, необходимо срочно реформировать систему ценообразования. Мы пользуемся расценками 30-летней давности и в результате пересчитываем цены с помощью индексов и дефляторов. Все это очень условно и не соответствует современным условиям, технологиям, материалам и оборудованию.

Тяжкие уроки «строек века»

Также необходимо законодательно обозначить права и обязанности заказчика и подрядчика. К сожалению, при монополизме, который существует со стороны заказчиков, они навязывают подрядчикам свои условия договоров. И подрядчикам ничего не остается делать, как только подписывать кабальные договоры. Знаете, откуда появились многомиллиардные иски, которые нам сегодня с потолка предъявили заказчики? Потому, что мы подписываемся под договорами, по которым срыв на 1 день или на 30 дней срока строительства рассчитывается от стоимости всего объекта. Объект стоит 17 млрд рублей — можете себе представить эти штрафные санкции? Я так понимаю, что если подрядчик нарушил какие-то сроки, то наказать виновника можно на сумму невыполненных работ, а не на стоимость всего объекта.

Еще один пример — монтаж кровли на медиа-центре. Нам предъявил иск заказчик — компания Омега — на 370 млн рублей за срыв сроков устранения протечек кровли на 4 дня. А ведь это была тяжелейшая, почти невозможная работа — объект площадью 400х400 метров, никакие подъемные краны туда не подогнать. А на крыше пришлось монтировать до 1500 единиц оборудования –— и все это приходилось таскать вручную. И если сама кровля стоит 32 млн рублей, иск предъявлен на 372 млн на 4 дня просрочки. Разве такие дикости могут быть в другой стране?

То же самое по морскому порту — выставлен иск, равный стоимости объекта. При этом Росморпортвиновен в срыве сроков, потому что не обеспечил своевременное подключение объекта к сетям. Мы все построили, объект 2 года эксплуатировался, и тем не менее они посчитали, что могут выставить нам иск в полном объеме стоимости объекта — 280 млн рублей. Такое ощущение, что кто-то хочет обогатиться на нашей непростой ситуации.

Конечно, надо повышать технологическую дисциплину, выдерживать сроки строительства. Но если раньше существовало такое понятие как нормативный срок строительства, то сегодня, если заказчику надо что-то сделать, нормативные сроки не играют никакой роли. Как пример — та же дорога на Роза Хутор: ее по нормативам нужно было строить 4 года, а мы ее построили за полтора.То есть, если у заказчика есть деньги и есть необходимость строительства, нормативы не имеют никакого значения.

Возможно, и строители расслабились в отсутствие жесткого контроля. А тут сменилось руководство Счетной палаты, и при проверке обнаружилось, что госзаказчики не требуют от подрядчиков строгого исполнения тех сроков, которые были записаны. И уже задним числом, спустя 2 года, заказчики выставили такие иски!

Поэтому, договорная система должна быть очень четкой, в ней должны быть зафиксированы равные права и заказчика, и подрядчика.

Постскриптум:

Печально, когда итогом великих строек становится ликвидация их главных строителей. Плохо, что госзаказчики ломают подрядчиков через колено, прекрасно понимая, что им за это ничего не будет. И самое главное, все эти проблемы существуют годами и годами же не решаются.

Лариса ПОРШНЕВА

Фото: digit.ru, fresher.ru, livejournal.com, magmens.com, mirvkartinkah.ru, portal-planetsport.ru





БизнесАрхитектураВластьЖКХИнтерьерНедвижимостьНовостиРазноеСтройматериалыТехнологии

Тяжкие уроки «строек века» | Подмосковная Припять

Тяжкие уроки «строек века» | Теплая штукатурка: когда и зачем она нужна

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *