Архитектура

«Бодания» за Бадаевский: конфликт вокруг реконструкции пивоваренного завода нарастает

«Бодания» за Бадаевский: конфликт вокруг реконструкции пивоваренного завода нарастает

Новый проект стал скандальным маркером неоднозначного отношения москвичей к сверхсовременной архитектуре

Уходящий 2019-й подарил несколько прорывных архитектурных решений. Одно из них —  проект новейшего жилого комплекса элитного уровня на территории Бадаевского завода. «Парящие» на 35 метровой высоте дома могут полностью изменить пейзаж современного Московского центра.
Вместе с тем, и жители, и арендаторы относятся к будущему переустройству Бадаевского более чем прохладно, а историки архитектуры бьют тревогу. Строительство.RU попыталось разобраться в конфликте.

В чем суть проекта

Автором проекта реконструкции Бадаевкого завода является именитое швейцарское бюро Herzog & de Meuron. Застройщик поручил проектирование именно этому бюро, потому что оно как раз известно примерами удачного приспособления промышленных предприятий и исторических зданий под новую функцию. Это и художественная галерея Тэйт Модерн, переделанная из отслужившей свое электростанции. И так называемая Эльбская филармония, совершенно оригинальный проект, когда на уже существующее историческое здание водрузили «кусок айсберга» из стекла и бетона.

И вот теперь – Бадаевский пивоваренный завод, который предполагается превратить в популярное у горожан общественное пространство.

Бюро снова предложило нестандартное решение – так называемый горизонтальный небоскреб, позаимствовав идею у русского авангарда. Комплекс будет вытянут не по вертикали, а по горизонтали. Более того, его взгромоздят на ножки – множество опорных колонн, закрепленных в прочном  фундаменте. Получится такой «небоскреб на курьих ножках». Тоже, кстати, наша тема.

Любопытно, что многочисленные колонны будут «смешиваться» с густо высаженными здесь же деревьями, образуя полу-фантастический лес из рукотворных и нерукотворных стволов.

На уровне 35 метров – такова высота колонн – разместятся восьмиэтажные жилые объемы с квартирами и апартаментами. Крышу комплекса предполагается сделать эксплуатируемой – здесь появится ландшафтное озеленение.

Компания-застройщик пообещала восстановить уже утраченный – и самый интересный с точки зрения архитектуры – второй корпус завода, с выразительной входной группой с башенками из красного кирпича. Capital Group рассматривает и варианты приспособления заводского элеватора, построенного в начале прошлого века и являющегося памятником архитектуры, — под русскую баню.

В исторических корпусах планируется открыть фермерский рынок, коворкинг и пивоварню, а на территории завода разбить парк и обустроить набережную.

Как обещают авторы, после завершения реконструкции территория Бадаевского завода станет одним из самых ярких мест Москвы — местом паломничества не только москвичей, но и многочисленных гостей города.

«Бодания» за Бадаевский: конфликт вокруг реконструкции пивоваренного завода нарастает 

А народ против

Между тем жители района Дорогомилово, где будет строиться новый комплекс, отнеслись к планам по реконструкции территории без особого энтузиазма. И это еще мягко сказано. Соцсети снова бурлят. Особенно активные борцы за неприкосновенность Бадаевского завода выходят с одиночными и коллективными пикетами. А недавно на одном из старых корпусов появилась растяжка с иконой одного из почитаемых святых, которого местные жители просят «…хранить Бадаевский завод».

Инициативная группа жителей пришла и на недавнее обсуждение проекта, которое состоялось на очередном заседании АрхКлуба в Музее архитектуры имени Щусева.

— Сносить надо то, что уже погибло. А Бадаевский завод живет! – считают жители.

Справедливости ради, заметим, на территории бывшего промышленного предприятия (завод был выведен из эксплуатации в 2006 году), сегодня, и правда, разместилось множество самых разных бизнесов, студий, торговых площадок. 

Именно на Бадаевском до недавнего времени снимал свои «Квартирники» участник группы «Машина времени» Евгений Маргулис. Здесь расположена известная сыроварня, где продают сыры российского производства. Имеется балетная студия. Есть прекрасный, очень атмосферный ресторан, особое обаяние которому придает как раз аутентичная кирпичная кладка.

— Не надо трогать завод, — считает и известный московский архитектор, житель Дорогомилово, Борис Уборевич-Боровский. — Вокруг завода сложилось мощное комьюнити из горожан, которые любят здесь бывать. Я, как архитектор, могу оценить гениальность проекта швейцарцев. Но ведь всегда надо четко понимать, для чего реновируется та или иная территория. Не для каких-то гипотетических горожан, а для тех, кто на этой территории реально проживает. Боюсь, что проект, в том виде, в котором он существует, это сложившееся комьюнити просто уничтожит!

Поддерживает «супротивное» настроение и координатор движения «Архнадзор» Константин Михайлов.

— В промышленном наследии есть что-то от «несбывшегося», — поделился он с нами своим мнением. — Промышленные корпуса часто напоминают то ли какие-то замки с башенками, то ли европейские ратуши. Словом, то, чего у нас никогда не было. Не строили россияне замков и ратуш. Думаю, сохранять эти здания надо. Причем, по возможности, пытаться сохранить все! Тогда, может быть, получится сохранить хотя бы половину.

Критерии, по которым будут отбираться объекты охраны, по словам Константина Михайлова, уже прописаны в законе «Об объектах культурного наследия…». Нужно просто следовать букве этого закона.

Кроме того, как поведал Константин, он сильно сомневается в целесообразности появления в городе столь неоднозначной архитектуры. – вместо архитектуры, проверенной временем (Бадаевский завод). Слишком много в Москве «…понастроено всего неудобоваримого».

«Бодания» за Бадаевский: конфликт вокруг реконструкции пивоваренного завода нарастает 

Вдруг понравится…

Архитектурное сообщество не выработало консолидированной позиции. Поэтому пока разделилось на два лагеря. Одни сочувствуют жителям, которым несколько лет придется жить на стройплощадке. Другие – недоумевают, как можно отказываться от уникального шанса оказаться на острие мирового архитектурного процесса.

— Представьте себе холодильник, который много лет стоял у вас дома, — размышляет директор музея им. Щусева, историк архитектуры Елизавета Лихачева. — Вы к нему привыкли, вешали на него магнитики, регулярно набивали продуктами. И вот настал момент, когда он сломался. Будете ли вы хранить у себя этот сломанный холодильник? Скорее, все-таки отправите его на свалку.

— Суть в том, — продолжает Елизавета Лихачева, — что ни ЗИЛ, ни завод «Серп и молот», ни, к сожалению, Бадаевский пивоваренный завод никогда не будут выпускать продукцию, там больше никогда не будет производства. Это такие «старые холодильники», и да, порой их все-таки приходится отправлять в утиль. Единственное, что мы можем – преобразить эти территории, придав им новый импульс, новую функцию.

Московский архитектор Илья Мукосей тоже считает: город должен развиваться. Если бы Москва была городом-музеем, другое дело. Но это – живой город. И каждая эпоха оставляла в нем свой след. Здесь есть здания 18-го, 19-го века, 20-х годов прошлого века, сталинская архитектура 40-х, хрущевская – 50-х, есть уже и лужковская рубежа 20-21-го веков. Мы не должны отказывать каждой эпохе в праве оставить свой след – в том числе и в архитектуре. Отказываясь от нового, мы бронзовеем и, в итоге, стагнируем.

— Я отчасти понимаю жителей, — размышляет архитектор Тимур Башкаев. – Да, строительство будет сопряжено с определенными неудобствами. И сам проект очень необычный. Вот жители говорят: «Нам не нравится». Но, с другой стороны, вспомните, как строились сталинские высотки. И москвичи жили рядом с этими гигантскими котлованами. И тоже ужасались: что же это будет? Но когда строительство было закончено, все оценили и красоту новых зданий, и новые удобства, которых до этого не было. Может быть, и нынешним оппонентам «бадаевского» проекта он впоследствии понравится…

«Бодания» за Бадаевский: конфликт вокруг реконструкции пивоваренного завода нарастает     

Заморский гость

Интересно, что те корпуса завода, которые являются объектами культурного наследия, сносить никто и не собирался. Наоборот, абрис старого завода будет хорошо просматриваться сквозь «лес» колонн, на которых, как на котурнах, будет стоять «горизонтальный небоскреб».

Сноситься будут только корпуса, расположенные в северной части комплекса. Согласно результатам экспертизы, эти постройки появились здесь в позднесоветские годы. Правда, в «Архнадзоре» оспаривают это «принижение» ценности объектов, считая, что некоторые из них фигурируют еще в дореволюционных архивных планах, а солодовенный корпус со стальными стяжками и уникальными сводами и вовсе относится к концу XIX века. Следовательно, все сооружения должны быть сохранены.

Архнадзор предъявляет претензии и к тому, что, мол, результаты историко-культурной экспертизы, которая была проведена летом 2019 года, подогнали под нужный результат. На тот момент уже было понятно, какие объекты может затронуть проект.

Так или иначе, последнее слово все-таки скажет девелопер и владелец участка под строительство – компания Capital Group. А чиновники от архитектуры со своим решением, похоже. Уже определились. РБК-Недвижимость приводит мнение главного архитектора Москвы Сергея Кузнецова:

— Проект Herzog & de Meuron — пример архитектуры «высокого класса. Единственный риск, который я вижу, — невозможность реализовать проект ввиду его сложности. Опасений, что сам завод пострадает в результате реконструкции, у меня нет, скорее наоборот — это место получит мощный импульс для дальнейшего развития. Сегодня Бадаевский завод находится в чудовищном состоянии: исторические корпуса разрушаются, там множество поздних пристроек, которые тоже обветшали. Государству сложно в одиночку поддерживать все исторические объекты в городе — требуется помощь инвесторов, частных собственников. Так происходит во всем мире, и Москва не исключение. И то, что компания Capital Group готова вложить в Бадаевский завод почти 50 млрд руб., — огромный вклад в городскую среду и сохранение самого памятника.

Недавно стало известно: прослышав о том, какие страсти бушуют вокруг проекта, в дискуссии решили принять участие сами авторы – бюро  Herzog & de Meuron.

Правда, приедут не сами прославленные архитекторы, лауреаты Притцкеровской премии (высшей награды в области архитектуры) Жак Херцог и Пьер де Мерон, а непосредственный руководитель проекта. Он и расскажет, что, действительно, задумывалось, и как это будет воплощаться. Подождем!

Елена МАЦЕЙКО

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *